Дача что это

 

Да́ча (прослушать (инф.)) — загородный дом для городской семьи, как правило, не используемый его владельцами для постоянного проживания. Да́ча (прослушать (инф.)) — загородный дом для городской семьи, как правило, не используемый его владельцами для постоянного проживания

Дача сегодня

Сегодня дача для большинства жителей стран СНГ является зачастую своеобразным загородным домом. Всё чаще такие земельные участки приобретаются не для выращивания плодово-овощных культур, а лишь с целью проведения отдыха за пределами города. В больших городах с развитым пригородом дачные участки так же широко применяются для постоянного проживания, это особенно характерно для юга России. В настоящее время растёт популярность строительства экологичных дачных домов. Это направление строительства дачных домов стало наиболее популярным в России в начале 2010 года, когда появилась первая строительная компания экодомов.

Правовые риски дачного строительства

Застройщики (коммерческие организации) с целью минимизации цен на готовые дома строят так называемые дачные поселки на землях сельскохозяйственного назначения. Называя поселки дачными, застройщики пытаются обойти нормы земельного и градостроительного законодательства, в соответствии с которыми дачное строительство может осуществляться только физическими лицами или некоммерческими организациями. Термин «дача» используется в законодательстве только в контексте ведения дачного хозяйства гражданами и их объединениями. В последние годы появилась судебная практика на уровне ВАС, в соответствии с которой разрешенное использование для дачного строительства может быть установлено только в отношении участков, предоставленных некоммерческим объединениям граждан (в форме дачного потребительного кооператива и т. п.). В связи с этим акты органов местного самоуправления, которыми было установлено дачное разрешенное использование для участков, принадлежащих коммерческим организациям, могут быть оспорены в судебном порядке. Немногочисленные прецеденты уже существуют[30].

«Деревенские небоскрёбы»

В январе 2010 года газета «Известия» сообщила о новой тенденции загородного строительства в Московской области. На дачных участках размером в 6 соток мелкие частные застройщики стали строить многоквартирные дома на продажу, которые автор материала называет «деревенскими небоскрёбами». Издание советует читателям — возможным покупателям таких квартир внимательней изучать правоустанавливающие документы, подтрунивает над барачной архитектурой подобных сооружений и предупреждает о возможных сложностях с коммуникациями[31].

Дачный бум в новой России

Согласно Федеральному закону «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» от  — дачный участок — это земельный участок, предоставленный гражданину (например, предприятием, где он работает или работал) или приобретённый им в целях отдыха с возможностью возвести жилое строение (без права регистрации проживания в нём) или жилой дом (с правом регистрации проживания) и хозяйственные постройки и сооружения, а также с целью выращивать плодовые, ягодные, овощные, бахчевые или иные сельскохозяйственные культуры и картофель.

В 90-е годы XX века в стране начался свободный оборот земельных участков «для индивидуального жилищного строительства», под него выделялись пустыри на окраинах деревень и бывшие колхозные поля. Однако на этих землях стали строить не только дома для постоянного проживания, но и дачи. Стоимость таких участков, особенно вблизи Москвы и Санкт-Петербурга неуклонно повышалась. По данным информационно-аналитического агентства RWAY, за пять лет — с 2002 по 2007 гг. подмосковная земля подорожала в среднем на 262 %[18]. По данным «Российской газеты», в 2006 году средняя цена сотки земли в Московской области в пределах 50 км от МКАД увеличилась за год в полтора раза и составила $6017[19]. По данным РБК, средняя цена сотки земли на подмосковном Рублёво-Успенском шоссе в зоне до 15 км от МКАД в 2007 году составляла $45000, на Ленинградском и Дмитровском шоссе на таком же расстоянии от МКАД — $10000[18]/.

В начале XXI века в России дачи возводят в том числе и на землях, предназначенных для строительства приусадебных участков, так называемого «личного подсобного хозяйства» («ЛПХ»)[20]

В силу быстрой застройки и образовавшейся нехватки земель для дачного строительства, под строительство элитных дач и коттеджей в Москве порой стали выделяться земли природно-исторических парков и заповедников[21], а в Московской области — лучшие пахотные земли[22].

Дачный бум наносит серьёзный урон культурному ландшафту пригородов российских мегаполисов, в частности, Москвы, выводит из сельскохозяйственного оборота плодородные земли и ведёт к деградации природных экосистем[23],[24]

Массированная застройка пригородов дачами для сезонного проживания приводит к стагнации развития местной инфраструктуры, прежде всего, образовательных и медицинских учреждений, поскольку горожане-дачники, приезжающие за город лишь на выходные, в них не испытывают необходимости.

Дачники, пользующиеся автомобилями, в выходные дни создают пробки на автомобильных дорогах, ведущих из города в область.

Кандидат наук, ведущий научный сотрудник Института национальной модели экономики, руководитель направления «теоретическая география ландшафта» Владимир Каганский[25],[26] считает[24],[12]:

В начале XXI века дачные участки (*) имелись у 30 миллионов жителей России.

По данным МВД на 2009 год, в Подмосковье примерно 500 коттеджных поселков и свыше 11 000 садоводческих товариществ — примерно 1 000 000 дач (*), коттеджей и частных домов, из них в 150 000 строениях люди живут постоянно, владельцы остальных лишь приезжают на выходные[27].

(*)- Примечание.

В абсолютном большинстве случаев под «дачами» и «коттеджными поселками» подразумеваются земельные участки для садоводства, имеющие принципиально иной юридический статус. За понятием «коттеджный поселок» может скрываться и другое — от скрытой аренды земли, принадлежащей юридическим или физическим лицам, до открытого криминала, связанного с аферами фермерской землей.

Именно такое неразличение правовых оснований владения землей, прежде всего органами власти, и приводит к многочисленным нарушениям закона в рассматриваемой области.
Фото 1

Дачи и криминал

Обычное явление для садоводческих товариществ и коллективных садов в межсезонье, сохранившееся по сей день — кражи. Дачи как правило никто не охраняет, либо на огромную площадь полагается один сторож. Пытаясь предотвратить разграбление, с окончанием летнего сезона хозяева увозят с дач всё, что только можно, с собой в городские квартиры. Воры тащат всё что попадается под руку: посуду, инструменты, одежду. Не редки случаи, когда чужие дачи в осеннее и зимнее время используют без ведома хозяев для проживания бездомные граждане, беспризорники и криминальные элементы.[32], которые совершают в окрестностях дачных товариществ правонарушения и преступления, направленные против местных жителей — вплоть до ограблений и убийств[33]. Случаются и поджоги, которые устраивают ради развлеченья на оставленных без присмотра дачах несовершеннолетние[34].

Преступники проникают на дачи с целью кражи цветных металлов. От подобных действий пострадал лидер фракции ЛДПР в Государственной думе Игорь Ледебев в 2000 году. На его дачу в Одинцовском районе проникли двое граждан, где их затем задержали сотрудники милиции. По данным пресс-службы ГУВД Московской области, «сборщики цветных металлов — это бич для Подмосковья, они съезжаются сюда из соседних регионов»[35]

В связи с распространением наркомании чаще стали отмечаться случаи хищения с дачных огородов и клумб мака, поэтому выращивание более 2-х растений мака ныне наказывается властями штрафами и более строго.[36].

В 2008 году неустановленные граждане впервые ограбили 10 дач, включая знаменитую «Зелёную будку» — дачу Анны Ахматовой в посёлке Литфонда в Комарово (Ленинградская область)[37]

Бандитов не останавливают ни высокие заборы, ни охрана: В 2002 году в охраняемом садоводческом товариществе «Ягодка» в Опалихе в Красногорском районе Подмосковья был расстрелян киллерами гражданин США адвокат Яков Тилипман, представлявший интересы Kremlyovskaya group. Убийцы перелезли через забор, а затем скрылись в лесу[38],[39],[40] В 2008 году грабители в камуфляжной форме, перелезли через забор, проникнув на дачу телеведущего Александра Цекало в деревне Глухово Красногорского района Московской области, где ограбили и связали его родственников[41].

В мае 2009 года сотрудники милиции поймали банду налётчиков, специализировавшихся на грабежах дач, расположенных в элитных коттеджных посёлках на Рублёвке, включая те, где проживают ведущие российские бизнесмены и государственные чиновники высокого ранга. Грабители пользовались беспечностью и непрофессионализмом охраны, в частности тем фактом, что службы безопасности обычно охраняют лишь въезд и периодически совершают обход территории, но при этом сами дома не оборудованы сигнализацией, а их обитатели беспечно относятся к своей безопасности, полагаясь на поселковую охрану. Среди прочих случаев, вменяемых членам банды — ограбление дома 47-летнего сенатора от республики Калмыкия Михаила Капуры, которое было совершено в ночь на 21 мая в элитном посёлке Раздоры-7[42]. Как выяснили сыщики, банду создал житель одного из подмосковных городов, преступники использовали для планирования своих нападений спутниковые фотографии и карты, свободно размещённые в сети Интернет. На вооружении у бандитов были приборы ночного видения. На счету у группировки — десятки краж и разбойных нападений на дачи и частные особняки в элитных посёлках. Поймать их удалось только благодаря камерам наружного наблюдения, установленным на даче у министра Сергея Шойгу, по соседству с которой они совершили своё очередное преступление[43].

По данным МВД, в Подмосковье лишь 5 процентов дач подключены к системе пультовой охраны, при этом 25 % краж, совершаемых в жилом фонде в зимнее время, приходятся на дачные домовладения[44]

Фото 2

Интересные факты

  • По данным ВЦИОМ, большинство жителей России проводят свои летние отпуска на даче[52] и лишь 14 % выбирают отдых на местных или зарубежных курортах[53].
  • По данным ВЦИОМ, 81 % дачников используют свою землю для производства пищевых продуктов для семейного потребления, 30 % опрошенных занимаются ландшафтным дизайном, и только для 23 % опрошенных дача — место отдыха[54].
  • По данным на август 2011 года в крупных городах 48 % населения имеют дачи, а в целом по России около 60 % населения имеют дачные участки[источник не указан 1926 дней].

Регистрация на даче

В апреле 2008 года Конституционный суд определил, что существовавший запрет на постоянную регистрацию граждан на дачах — неправомерен. Однако по состоянию на март 2009 года процесс регистрации по-прежнему был забюрократизирован — владелец должен доказывать в суде, что его строение пригодно для постоянного круглогодичного проживания. Госдума планировала рассмотреть законопроект о регистрации на дачах на весенней сессии[32], однако по состоянию на апрель 2009 года, вопрос не был решен и перенесен на осень из-за затянувшихся согласований в различных министерствах и ведомствах.

По мнению журналиста газеты «Новые Известия», чиновники и местные власти выступают против регистрации на дачах, так как это будет способствовать изменению структуры населения, что приведет к дополнительным бюджетным расходам: придется строить школы, поликлиники, больницы, дороги, серьезно заниматься коммунальным хозяйством, вместо «летнего водопровода» с ржавой неочищенной водой, поступающей с перебоями и электрических подстанций середины XX века, не способных обеспечивать дома полноценным электроснабжением, сооружать и прокладывать полноценные коммуникации. Региональные власти опасаются, что новый закон о регистрации граждан в дачных и садоводческих товариществах сможет спровоцировать появление новых полноценных поселений, в чём они не заинтересованы[33].

Садоводческие и дачные некоммерческие товарищества не являются административно-территориальными образованиями. Это юридические лица. Поэтому нахождение «в них» земельных участков невозможно априори. На практике, действительно, понятие «садоводческое товарищество» часто употребляют как синоним «поселения». Однако путать эти понятия с точки зрения закона нельзя, это разные сферы общественных отношений, регулируемых разными нормативными правовыми актами.

Регистрация на даче[править]

См. также: Регистрационный учёт в Российской Федерации

В апреле 2008 года Конституционный суд определил, что существовавший запрет на постоянную регистрацию граждан на дачах — неправомерен. Однако по состоянию на март 2009 года процесс регистрации по-прежнему был забюрократизирован — владелец должен доказывать в суде, что его строение пригодно для постоянного круглогодичного проживания. Госдума планировала рассмотреть законопроект о регистрации на дачах на весенней сессии[29], однако по состоянию на апрель 2009 года, вопрос не был решен и перенесен на осень из-за затянувшихся согласований в различных министерствах и ведомствах.

По мнению журналиста газеты «Новые Известия», чиновники и местные власти выступают против регистрации на дачах, так как это будет способствовать изменению структуры населения, что приведет к дополнительным бюджетным расходам: придется строить школы, поликлиники, больницы, дороги, серьезно заниматься коммунальным хозяйством, вместо «летнего водопровода» с ржавой неочищенной водой, поступающей с перебоями и электрических подстанций середины XX века, не способных обеспечивать дома полноценным электроснабжением, сооружать и прокладывать полноценные коммуникации. Региональные власти опасаются, что новый закон о регистрации граждан в дачных и садоводческих товариществах сможет спровоцировать появление новых полноценных поселений, в чём они не заинтересованы[30].

Садоводческие и дачные некоммерческие товарищества не являются административно-территориальными образованиями. Это юридические лица. Поэтому нахождение «в них» земельных участков невозможно априори. На практике, действительно, понятие «садоводческое товарищество» часто употребляют как синоним «поселения». Однако путать эти понятия с точки зрения закона нельзя, это разные сферы общественных отношений, регулируемых разными нормативными правовыми актами.

Дачный бум в новой России[править]

Фото 4

Согласно Федеральному закону «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» от  — дачный участок — это земельный участок, предоставленный гражданину (например, предприятием, где он работает или работал) или приобретённый им в целях отдыха с возможностью возвести жилое строение (без права регистрации проживания в нём) или жилой дом (с правом регистрации проживания) и хозяйственные постройки и сооружения, а также с целью выращивать плодовые, ягодные, овощные, бахчевые или иные сельскохозяйственные культуры и картофель.

В 90-е годы XX века в стране начался свободный оборот земельных участков «для индивидуального жилищного строительства», под него выделялись пустыри на окраинах деревень и бывшие колхозные поля. Однако на этих землях стали строить не только дома для постоянного проживания, но и дачи. Стоимость таких участков, особенно вблизи Москвы и Санкт-Петербурга неуклонно повышалась. По данным информационно-аналитического агентства RWAY, за пять лет — с 2002 по 2007 гг. подмосковная земля подорожала в среднем на 262 %[18]. По данным «Российской газеты», в 2006 году средняя цена сотки земли в Московской области в пределах 50 км от МКАД увеличилась за год в полтора раза и составила $6017[19]. По данным РБК, средняя цена сотки земли на подмосковном Рублёво-Успенском шоссе в зоне до 15 км от МКАД в 2007 году составляла $45000, на Ленинградском и Дмитровском шоссе на таком же расстоянии от МКАД — $10000[18]/.

В начале XXI века в России дачи возводят в том числе и на землях, предназначенных для строительства приусадебных участков, так называемого «личного подсобного хозяйства» («ЛПХ»)[20].

В силу быстрой застройки и образовавшейся нехватки земель для дачного строительства, под строительство элитных дач и коттеджей в Москве порой стали выделяться земли природно-исторических парков и заповедников[21], а в Московской области — лучшие пахотные земли[22].

Дачный бум наносит серьёзный урон культурному ландшафту пригородов российских мегаполисов, в частности, Москвы, выводит из сельскохозяйственного оборота плодородные земли и ведёт к деградации природных экосистем[23][24].

Массированная застройка пригородов дачами для сезонного проживания приводит к стагнации развития местной инфраструктуры, прежде всего, образовательных и медицинских учреждений, поскольку горожане-дачники, приезжающие за город лишь на выходные, в них не испытывают необходимости.

Дачники, пользующиеся автомобилями, в выходные дни создают пробки на автомобильных дорогах, ведущих из города в область.

Кандидат наук, ведущий научный сотрудник Института национальной модели экономики, руководитель направления «теоретическая география ландшафта» Владимир Каганский[25],[26] считает[24],[12]:

В начале XXI века дачные участки имелись у 30 млн жителей России. По данным МВД на 2009 год, в Подмосковье примерно 500 коттеджных посёлков и свыше 11 тыс. садоводческих товариществ — примерно 1 млн[27], коттеджей и частных домов, из них в 150 тыс. строениях люди живут постоянно, владельцы остальных лишь приезжают на выходные[28].

Дачи времён СССР

Дом в садоводческом товариществе в южном Приморье

В советские времена дачи жителей городов стали прежде всего местом для занятий садоводством: выращивания картофеля, клубники, других овощей и фруктов или отдыха всей семьёй в выходные дни летом. Так называемые «коллективные сады» для рабочих и служащих появлялись в российских городах начиная с середины 30-х годов XX века[4].

В посёлке Новь под Раздорами на Рублёвке Наркомат рабоче-крестьянской инспекции построил для своих сотрудников 103 фанерных домика. Жилая площадь двухкомнатной дачи равнялась 15,4 м² была рассчитана на четырёх человек. На кухне площадью 5 м² стояла плита с железной трубой[3].

В 1930-е годы дачи распределялись сотрудникам аппарата ВКП(б). На одной даче могло тесниться несколько семей. В те же годы чиновники высшего ранга строили себе огромные дачи в 15-20 комнат за счёт государства. В феврале 1938 года Политбюро приняло постановление «О дачах ответственных работников», в соответствии с которым устанавливалось предельное допустимое количество комнат на дачах чиновников: до 8 комнат для семейных и до 5 комнат для несемейных[5].

Принятое в феврале 1949 года постановление Совета Министров СССР «О коллективном и индивидуальном огородничестве и садоводстве рабочих и служащих» положило начало широкому развитию коллективного и приусадебного садоводства[6].

Массовое дачное строительство бурно развивалось во времена хрущёвской «оттепели», так как несмотря на обширную программу освоение целины, в Советском Союзе сохранялись сложности с продовольствием.

В 1950-е годы городским жителям выдавались участки для ведения садоводства и строительства щитовых построек летнего типа, например, посёлок Речник[7]

По состоянию на 1966 год в пригородах одного лишь Красноярска насчитывалось 312 коллективных садов. Большинство из них сохранились до начала XXI века[4],[8]

Классический размер дачного участка в так называемом «садоводческом товариществе» в советское время составлял 0,06 га (в просторечии — «шесть соток»), или 600 квадратных метров и существовали строгие ограничения на размеры и архитектурно-конструктивные решения дачных построек, например, нельзя было возводить двухэтажные домики, запрещалось сооружать подвалы и т. п. Иногда гражданам выделялись небольшие земельные участки — огороды для высадки картофеля и овощей без права строительства на них каких-бы то ни было построек.

При правлении Хрущёва обычный дачник мог получить от государства лишь земельный надел, площадью не более 6 соток для садоводства, при Брежневе порядок был несколько изменён. Можно было строить домик площадью до 25 кв. метров для проживания в тёплое время года. Обычно их строили из дощатого каркаса, обшитого фанерой, в качестве утеплителя использовались опилки или сухой торф[9].

В то же время для советской номенклатуры участки могли составлять 1 га и более. Одна из таких типичных «номенклатурных» дач конца 30-х годов XX века показана в художественном фильме Никиты Михалкова «Утомлённые солнцем». Секретарю ЦК Михаилу Суслову в 1953 году был выделен участок в 7 га с 400 елями, 30 клёнами и двухэтажным зданием площадью 2400 кв.м.[5].

В силу разделения на «простых» людей и «номенклатуру» и представленных им в пользование (но не в частную собственность) земельных участков, вокруг крупных городов начали складываться ареалы престижных и непрестижных районов. На въезде на Рублёво-Успенское шоссе стояли шлагбаум и сторожка: доступ любопытных граждан без спецпропуска в сам район, где жила и отдыхала на дачах правящая элита был ограничен[10].

При этом так называемые «генеральские дачи», принадлежащие военачальникам или чиновникам КПСС с большими участками в других районах Подмосковья, например в Снегирях могли соседствовать в пределах одного населённого пункта с щитовыми садовыми домиками заводских рабочих в соседнем коллективном садоводческом товариществе.

В конце 80-х годов большая часть ограничений на размеры садовых домов были сняты и в престижных пригородах Москвы и других мегаполисов на крохотных участках с изношенными коммуникациями в садоводческих товариществах порой стали строить трёх и четырёхэтажные капитальные сооружения, обычно из красного кирпича, которые СМИ иронично называют «коттеджами на шести сотках»[11]. Дачные поселения порой возводились без соблюдения каких-бы то ни было единых правил и архитектурных норм, визуально напоминая фавелы. Типичное гигантское садоводческое товарищество, построенное во времена СССР — плотно застроенное, безлюдное и выглядящее заброшенным и жутковатым осенью, показывается в художественном кинофильме «Жесть» (2006).

Дачи появлялись в самых невероятных местах: как в природных заказниках и заповедниках, так и в санитарных зонах, где человеку долгое время находиться нельзя — под линиями электропередач, на горах шлака металлургического комбината, в оврагах, вдоль трубопроводов, впритык к свалкам, в непосредственной близости к химкомбинатам.[12]

История появления[править]

Дача Бахрушина в Черкизово.

Первоначально — «дарованная князем земля», укр. да́ча «принесение в дар», сербск. даħа «поминки», словен. dáča «по́дать, дань», каз. саяжай.

Считается, что первые дачи появились в России ещё в начале XVIII века, в эпоху Петра I. Изначально это были, скорее, не дачи, а усадьбы под Петербургом, которые царь даровал своим приближённым за заслуги перед государством. Хотя как раз тогда вошло в обиход слово «дача» — производное от глагола «давать». Более 100 лет дачи-усадьбы оставались привилегией аристократии, и только в конце XIX века дачу смогли себе позволить люди различного достатка. Правда, речь шла уже не о собственном, а о съёмном загородном доме[1].

Одна из дач была подарена будущим императором Николаем I своей супруге Александре Фёдоровне в 1821 году. Архитектор Адам Менелас построил в Петергофе «собственная её Величества дача Александрия» — особняк в три этажа с 27 комнатами[2].

В 1803 году историк Николай Карамзин отметил, что летом Москва пустеет, а её жители устремляются за город. В 30-х годах XIX века в тогдашних ближайших пригородах Москвы — в Кунцево, Сокольниках, Останкино, Перово — стали появляться специальные места для летнего проживания. Бурное развитие дач началось в середине XIX века, когда появились железные дороги и «посёлки для отдыха» стали строить подальше от города — в Химках, Ховрине, Лианозово, Тарасовке, Пушкино, Малаховке, Томилино[3].

Дачи как место отдыха состоятельных горожан получили распространение в России с 1860-х годов. На рубеже XIX—XX веков дачная жизнь стала массовым социальным явлением, характерным только для России; оно нашло яркое отражение в российской литературе и искусстве той эпохи.

Самым известным посёлком в те годы была Перловка, принадлежавшая московскому предпринимателю и чаеторговцу Василию Алексеевичу Перлову, основателю фирмы «В.Перлов и сыновья». В 1880 году в посёлке насчитывалось 80 дач. В каждом домике был душ и персональный туалет, на берегу реки Яузы были оборудованы купальни, два раза в неделю в посёлок привозили музыкантов, в летнем театре выступали московские театральные труппы. Попасть в Перловку, по воспоминаниям современников, считалось за счастье, аренда дач оплачивалась за три года вперёд, а её стоимость была сопоставима с жильём в центре Москвы. В настоящее время Перловка — это район города Мытищи с развитой инфраструктурой, застроенный жильём высокой этажности.

По состоянию на 1888 год вокруг Москвы насчитывалось более 6000 дач, расположенных в 180 посёлках, куда в тёплое время года переселялись до 40 000 человек[3].

До начала XX века отдельные дачные строения были редкостью. Отдыхающие ютились на задворках крестьянских изб в наскоро сколоченных хибарках или в самой крестьянской избе, перегороженной на отсеки для 6—8 семей с общим входом. Сдача внаём избы для некоторых крестьян из ближнего Подмосковья была основным источником дохода[3].

Семьи московских дачников жили за городом с весны до осени — в город, как правило, выбирался на службу лишь глава семейства. Большинство дач строились неподалёку от станций железной дороги, путь до города не занимал более сорока минут[3].

Электричества на дачах не было — освещение производилось при помощи керосиновых ламп, вода бралась из ближайших рек. Особой популярностью вплоть до 1917 года пользовались дачные балы. В дачных посёлках не было охраны, поставить забор считалось дурным тоном[3].

Дачи времён СССР[править]

Дом в садоводческом товариществе в южном Приморье

В советские времена дачи жителей городов стали прежде всего местом для занятий садоводством: выращивания картофеля, клубники, других овощей и фруктов или отдыха всей семьёй в выходные дни летом. Так называемые «коллективные сады» для рабочих и служащих появлялись в российских городах начиная с середины 1930-х годов[4].

В посёлке Новь под Раздорами на Рублёвке Наркомат рабоче-крестьянской инспекции построил для своих сотрудников 103 фанерных домика. Жилая площадь двухкомнатной дачи равнялась 15,4 м², была рассчитана на четырёх человек. На кухне площадью 5 м² стояла плита с железной трубой[3].

В 1930-е годы дачи распределялись сотрудникам аппарата ВКП(б). На одной даче могло тесниться несколько семей. В те же годы чиновники высшего ранга строили себе огромные дачи в 15—20 комнат за счёт государства. В феврале 1938 года Политбюро приняло постановление «О дачах ответственных работников», в соответствии с которым устанавливалось предельное допустимое количество комнат на дачах чиновников: до 8 комнат для семейных и до 5 комнат для несемейных[5].

Принятое в феврале 1949 года постановление Совета Министров СССР «О коллективном и индивидуальном огородничестве и садоводстве рабочих и служащих» положило начало широкому развитию коллективного и приусадебного садоводства[6].

Массовое дачное строительство бурно развивалось во времена «хрущёвской оттепели», так как несмотря на обширную программу освоения целины, в Советском Союзе сохранялись сложности с продовольствием.

В 1950-е годы городским жителям выдавались участки для ведения садоводства и строительства щитовых построек летнего типа, например, посёлок Речник[7].

По состоянию на 1966 год в пригородах одного лишь Красноярска насчитывалось 312 коллективных садов. Большинство из них сохранились до начала XXI века[4][8].

Классический размер дачного участка в так называемом садоводческом товариществе в советское время составлял 600-800 м² («шесть-восемь соток»), и существовали строгие ограничения на размеры и архитектурно-конструктивные решения дачных построек, например, нельзя было возводить двухэтажные домики[источник не указан 1789 дней], запрещалось сооружать подвалы и т. п. Иногда гражданам выделялись небольшие земельные участки — огороды для высадки картофеля и овощей без права строительства каких бы то ни было построек.

Во времена Хрущёва дачник мог получить земельный надел только для садоводства; при Брежневе порядок был несколько изменён. Можно было построить домик площадью до 25 м² для проживания в тёплое время года. Обычно их строили из дощатого каркаса, обшитого фанерой, в качестве утеплителя использовались опилки или сухой торф[9].

Для советской номенклатуры участки могли иметь площадь 1 га и более. Одна из таких типичных «номенклатурных» дач конца 1930-х годов показана в художественном фильме Никиты Михалкова «Утомлённые солнцем». Секретарю ЦК Михаилу Суслову в 1953 году был выделен участок в 7 га с 400 елями, 30 клёнами и двухэтажным зданием площадью 2400 м²[5].

В силу разделения на «простых» людей и «номенклатуру» и представленных им в пользование (но не в частную собственность) земельных участков, вокруг крупных городов начали складываться ареалы престижных и непрестижных районов. При въезде на Рублёво-Успенское шоссе стояли шлагбаум и сторожка: доступ граждан без спецпропуска в сам район, где жила и отдыхала на дачах правящая элита был ограничен[10]. Правда после выхода на пенсию, чиновник должен был сдать эту дачу, обратно государству.

При этом так называемые «генеральские дачи», принадлежащие военачальникам или чиновникам КПСС с большими участками в других районах Подмосковья, например в Снегирях могли соседствовать в пределах одного населённого пункта с щитовыми дачными домами заводских рабочих.

В конце 1980-х годов большая часть ограничений на размеры садовых домов была сняты, и в престижных пригородах Москвы и других мегаполисов на участках с изношенными коммуникациями стали появляться трёх- и четырёхэтажные капитальные сооружения, обычно из красного кирпича[11]. Дачные поселения порой возводились без соблюдения правил и архитектурных норм, визуально напоминая фавелы. Типичное садоводческое товарищество, построенное во времена СССР, — плотно застроенное, безлюдное и выглядящее осенью заброшенным, показано в художественном кинофильме «Жесть».

Дачи иногда строились в природных заказниках и заповедниках, в санитарных зонах, где человеку долгое время находиться нельзя — под линиями электропередачи, на горах шлака металлургических комбинатов, в оврагах, вдоль трубопроводов, рядом со свалками и химкомбинатами.[12]

История появления

Дача Бахрушина в Черкизово

Первоначально — «дарованная князем земля», укр. да́ча «принесение в дар», сербск. даħа «поминки», словен. dáča «по́дать, дань».

Считается, что первые дачи появились в России еще в начале XVIII века, в эпоху Петра I. Изначально это были, скорее, не дачи, а усадьбы под Петербургом, которые царь даровал своим приближенным за заслуги перед государством. Хотя как раз тогда вошло в обиход слово «дача» — производное от глагола «давать». Более 100 лет дачи-усадьбы оставались привилегией аристократии, и только в конце XIX века дачу смогли себе позволить люди различного достатка. Правда, речь шла уже не о собственном, а о съемном загородном доме[1].

Одна из дач была подарена императором Николаем I своей супруге Александре Фёдоровне в 1821 году. Архитектор Адам Менелас построил в Петергофе «собственная ее Величества дача Александрия» — особняк в три этажа с 27 комнатами.[2].

В 1803 году историк Николай Карамзин отметил, что летом Москва пустеет, а её жители устремляются за город. В 30-х годах XIX века в тогдашних ближайших пригородах Москвы — в Кунцево, Сокольниках, Останкино, Перово — стали появляться специальные места для летнего проживания. Бурное развитие дач началось в середине XIX века, когда появились железные дороги и «посёлки для отдыха» стали строить подальше от города — в Химках, Ховрине, Лианозово, Тарасовке, Пушкино, Малаховке, Томилино[3].

Дачи как место отдыха состоятельных горожан получили распространение в России с 1860-х годов. На рубеже XIX—XX веков дачная жизнь стала массовым социальным явлением, характерным только для России; оно нашло яркое отражение в российской литературе и искусстве той эпохи.

Самым известным посёлком в те годы была Перловка, принадлежавшая московскому предпринимателю и чаеторговцу Василию Алексеевичу Перлову, основателю фирмы «В.Перлов и сыновья». В 1880 году в посёлке насчитывалось 80 дач. В каждом домике был душ и персональный туалет, на берегу реки Яузы были оборудованы купальни, два раза в неделю в посёлок привозили музыкантов, в летнем театре выступали московские театральные труппы. Попасть в Перловку, по воспоминаниям современников, считалось за счастье, аренда дач оплачивалась за три года вперёд, а её стоимость была сопоставима с жильём в центре Москвы. В настоящее время Перловка — это район города Мытищи с развитой инфраструктурой, застроенный жильем высокой этажности.

По состоянию на 1888 год вокруг Москвы насчитывалось более 6000 дач, расположенных в 180 посёлках, куда в тёплое время года переселялись до 40 000 человек[3].

До начала XX века отдельные дачные строения были редкостью. Отдыхающие ютились на задворках крестьянских изб в наскоро сколоченных хибарках или в самой крестьянской избе, перегороженной на отсеки для 6-8 семей с общим входом. Сдача внаём избы для некоторых крестьян из ближнего Подмосковья была основным источником дохода[3].

Семьи московских дачников жили за городом с весны до осени — в город, как правило, выбирался на службу лишь глава семейства. Большинство дач строились неподалёку от станций железной дороги, путь до города не занимал более сорока минут[3].

Электричества на дачах не было — освещение производилось при помощи керосиновых ламп, вода бралась из ближайших рек. Особой популярностью вплоть до 1917 года пользовались дачные балы. В дачных посёлках не было охраны, поставить забор считалось дурным тоном[3].

Вопросы и ответы

Источники

Использованные источники информации.

  • https://wiki.sc/wikipedia/%d0%94%d0%b0%d1%87%d0%b0
  • https://biograf.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/72227
  • http://www.wiki-wiki.ru/wp/index.php/%d0%94%d0%b0%d1%87%d0%b0
0 из 5. Оценок: 0.

Комментарии (0)

Поделитесь своим мнением о статье.

Ещё никто не оставил комментария, вы будете первым.


Написать комментарий